Язык цветов. История возникновения.

uzor_8

Язык цветов возник на Востоке, в частности в Турции.

В этой стране издавна существовала мнемоническая система, известная как селам.

Она была основана на рифмах, которые позволяли с помощью одного слова воспроизвести целую поэтическую строчку, фразу, сентенцию. Порой в качестве ключевых слов выступали растения, а строчки говорили о чувствах. Именно система селам и стала основной для появления в европейской культуре "языка цветов".

Честь первооткрывателей системы селам для европейцев принадлежит двум людям – английской писательнице леди Мэри Уортли Монтегю и французскому путешественнику Обри де ля Моттре. Последний побывал во многих странах, был, в частности, и в Турции.

Моттре описал свои впечатления в книге "Путешествия по Европе, Азии и Африке", которая вышла в свет в 1727 г. В ней упоминается селам.

Заметки Монтегю о колорите Стамбула были опубликованы в 1763 г. уже после его кончины. Они стали первым литературным  произведением о жизни  женщины в мусульманском Востоке.

uzor_8_zentr

С этим языком символов была знакома и леди Мэри. В 1976 г. ее муж был назначен послом Великобритании в Стамбуле.

Свою жизнь в этом колоритном городе в течение двух лет Мэри Уортли Монтегю описала в так называемых "Письмах из турецкого посольства". В них леди Мэри так характеризовала язык символов:" Нет такой краски, цветов, сорной травы, фруктов, травы, камня, птичьего пера, которые бы не имели соответствующего им стиха, и вы можете ссориться, браниться, слать письма страсти, дружбы, любезности, или обмениваться новостями, при этом не испачкав своих пальцы".

Одной из своих английских корреспонденток леди Мэри прислала посылку с искусной имитацией "турецкого любовного письма", составленного ею из 17 различных предметов, разложенных в определенной последовательности.

Среди них были не только цветы- нарцисс, роза, но также фрукты (груша и виноград), пряности (гвоздика, корица) и ряд предметов: прядь волос, уголек, соломинка…  К посылке был приложен текст с расшифровкой послания. Предметы были названы на турецком языке, рядом стояли созвучные им строки и был дан их перевод на английский. В результате возникла любовная мольба:" Прекраснейшая из юных! Вы стройны, как эта гвоздика; Вы - нерасцветшая роза. Я уже давно люблю Вас, но вы об этом не подозреваете. Имейте жалость ко мне…"  Можно догадаться, какое сильное впечатление произвела и сама посылка, и расшифровка этой криптографии чувств на знакомую леди Мэри. Письма леди Мэри читала вся просвещенная Европа.

Язык селам начал постепенно входить в моду. В игре слов, чувств и символов хотелось принять участие.

uzor_8_zentr

В 1811 г. в Париже вышло в свет пособие Б. Деланше  "Азбука Флоры, или Язык цветов".

В этом руководстве было описано уже около двух сотен растений, которые имели определенное символическое значение. К тому же каждая буква французского алфавита  была соотнесена с изображением определенного цветка.

uzor_8_zentr

В 1819 г. во Франции появилось пособие Шарлотты де Латур  "Язык цветов" . Историки склоняются к мнению, что имя автора было лишь псевдонимом, за которым скрывался либо писатель Эме Мартен, либо писательница Луиза Кортамбер.

Все очерки в этом издании были распределены по временам года, а к конце книги приводились указатели, которые читатели могли использовать для самостоятельного составления "цветочных записок".

Все цветные иллюстрации книги были выполнены талантливым французским натуралистом и художником  Панкрасом  Бессе.

Издание вышло сразу в нескольких форматах – от более дешевого "карманного" варианта до дорого шикарно оформленного альбома.

uzor_8_zentr

Подобное издание появилось и в Англии.

Одним из первых британских авторов , написавших сочинение на эту тему, стал Генри Филипс (1775-1838).

Он специализировался на "ботанической" тематике. Его "Эмблемы цветов" вышли в свет в 1825 г. и содержали больше позиций, чем аналогичные французские издания, существовавшие в то время.

Филипс не просто сопоставлял растения и определенные чувства. В большинстве случаях он раскрывал истоки такой символики, обильно цитировал античных и современных поэтов.

В предисловии к своей книге Филипс приводит иллюстрации, демонстрирующие своеобразную систему выражения чисел с помощью плодов и листьев.

Числа до 11 обозначаются увеличивающимся количеством листовых  пластинок. Тройчатый лист указывает на тройку, а лист рябины с девятью долями – на девятку. Для больших чисел добавляются ягоды или добавочные листовые пластинки.

К примеру, чтобы указать на число 35, надо изобразить сложный лист с десятью долями, справа прибавить три дополнительные доли ( указатели  количества десяток) и слева добавить пять плодов.

uzor_8_zentr

Культура символического языка цветов постепенно проникла и в Россию.

В 1830 г. в Петербурге была опубликована книга, целиком посвященная этой теме. Называлась она "Селам, или Язык цветов". Ее автором был Дмитрий Петрович Ознобишин. К тому времени он успел уже снискать репутацию поэта.

Книга Дмитрия Петровича стала своеобразным практическим руководством для использования языка цветов при составлении домашних альбомов, которые были столь популярны в первой половине XIX в.

В четвертой главе “Евгения Онегина” А.С. Пушкин упоминает такой альбом:

"Конечно, вы не раз видали

Уездной барышни альбом,

Что все подружки измарали

С конца, с начала и кругом.

Сюда, назло правописанью,

Стихи без меры, по преданью

В знак дружбы верной внесены,

Уменьшены, продолжены…

Тут непременно вы найдете

Два сердца, факел и цветки;

Тут верно клятву вы прочтете

В любви до гробовой доски…".

"Цветки" в таких альбомах были не просто случайными композициями из соцветий засушенных полевых и садовых растений. Они были словами символического языка, которым барышни пушкинского века умели довольно уверенно пользоваться.

К примеру,  Анна Керн в одном из своих писем отмечает: " У меня есть Тимьян, я мечтала о Резеде, к моей Чувственнице нужно добавить много Желтой Настурции, чтобы скрыть Ноготки и Шиповник, который мучает меня…"

Используя язык цветов, эту фразу можно истолковать так: " У меня есть желание, я мечтаю о быстротечном счастье любви, однако свою тайную чувствительность я должна прятать под насмешливостью, дабы скрыть тревогу и беспокойство".

uzor_8_zentr

Культура владения языком цветов стала угасать уже к середине XIX в.

В это время традиции романтизма утачивают свой бег, в обществе происходит смена ценностей. Поэзию золотого пушкинского века начинает теснить проза. На смену дворянского эстетизма приходит прагматизм нарождающейся буржуазии. Эту тенденцию четко сформулировал писатель Владимир Александрович Сологуб, когда в середине XIX в. Заметил, что альбомные цветы отцвели и ничего уже не говорят поколению нового времени.

Бурные события начала XX в. Окончательно отодвинули в прошлое язык цветов. Он долгое время оставался понятным только узкому кругу специалистов: историков, искусствоведов и литературоведов, профессионально занимавшихся культурой первой половины XIX в.

Новый всплеск интереса к этой занимательной флористической криптографии возник в нашей стране относительно недавно - на исходе XX в.

uzor_8_zentr

В наши дни на словосочетание "язык цветов" Интернет выдает  множество ссылок на сайты, посвященные этой теме. В результате можно найти таблицы соотношения конкретного растения и его символического значения.

В них, к примеру, указывается, что Аконит намекает на мизантропию, а Ноготки на отчаяние. Однако истоки такого соответствия остаются совершенно непонятными. Более того, в разных таблицах значения одних и тех же растений могут отличаться.

Такая ситуация возникла, вероятно, благодаря некритическому "выхватыванию" символики, взятой из различных источников, и последующему ее многократному цитированию.

Чтобы избежать неизбежной путаницы, стоит вернуться к первоистокам - книгам, которые служили справочниками по языку цветов в конце XVIII и в начале XIX вв. С современной точки зрения среди этих публикаций наиболее авторитетным и полным изданием выглядит вышедшая в свет в 1825 г. книга Генри Филипса "Эмблемы цветов".

uzor_8_down

Источник:

Авторы: С.Ю. Раделов, М.Судакова, Л.Дегтярева

Книга:"Язык цветов" Адаптированный перевод книги Генри Филипса "Эмблемы цветов", изданной в 1825 г.